Предстоятель УПЦ 
Блаженніший Митрополит Київський і всієї України Володимир

 Бiографiя
 Пастирське слово
 Проповіді
 Питання-Вiдповiдь
 Інтерв'ю

Церква 
 Новини
 Історія
 Священний Синод
 Єпископат
 Єпархії
 Монастирі
 Навчальні заклади
 Офіційні видання

Київська єпархія 
 Храми Києва

Наші святині 
 Ікони
 Святі

Фотогалерея 
 Предстоятель
 Події






    ВЛАДИМИР, митрополит Киевский и Галицкий, священномученик

Святой священномученик Владимир, в миру Василий Никифорович Богоявленский, родился 1 января 1848 г. в селе Малая Морошка Моршанского уезда Тамбовской губернии в семье священника. Первоначальное образование будущий подвижник получил в духовных школах Тамбовской епархии. Еще в детстве Василия Богоявленского отличала скромность, доходившая до застенчивости. При этом он был усерден и прилежен в школьных занятиях.

Высшее богословское образование Василий Богоявленский получил в Киевской духовной академии, которую окончил в 1874 г. на церковно-практическом отделении. Будущий святитель принадлежал к числу лучших воспитанников своего курса. Некоторые профессора церковно-практического отделения прелагали даже оставить Василия Богоявленского при Академии для подготовки к присвоению профессорского звания.

По окончании Академии стал преподавателем гомилетики, литургики и пастырского богословия в Тамбовской духовной семинарии. Через год он занял в той же семинарии кафедру Священного Писания. Вместе с тем он преподавал здесь немецкий язык. Помимо этого, вел уроки географии в женском епархиальном училище, а позже — в местной женской гимназии.

После 7-летней педагогической деятельности подвижник решил посвятить себя служению Церкви в пастырском звании. В 1882 г. он стал приходским священником в г. Козлове Тамбовской епархии. Кроме исполнения своих обязанностей по приходу и по должности благочинного местных церквей, отец Василий много времени и труда отдавал тому, чтобы пастырская проповедь в г. Козлове стала более активной.

Служение отца Василия в должности приходского священника оказалось непродолжительным. После трагической кончины супруги и единственного ребенка, усмотрев в этом Промысл Божий, он 8 февраля 1886 г. принял монашество с именем Владимира и тогда же в звании архимандрита был назначен настоятелем Троицкого монастыря в г. Козлове. В октябре того же года отец Владимир был переведен на настоятельство в Антониевом монастыре в Новгороде Великом. 3 июня 1888 г. подвижник был хиротонисан в Санкт-Петербурге в Александро-Невской Лавре во епископа Старорусского, викария Новгородской епархии.

Как прежде в Козлове, так и теперь в Великом Новгороде преосвященный Владимир, помимо исполнения прямых своих обязанностей викария, очень много и с великой пользой для народа трудился в деле проповеди Слова Божия. Проповеди владыки Владимира привлекали к себе внимание и сочувствие слушателей своей простотой, искренностью и задушевностью. Святитель старался также организовать повсеместное проповедничество в Великом Новгороде и по всей епархии путем привлечения к этому делу всего приходского духовенства. В особенности подвижник стремился завести так называемые внебогослужебные беседы священников с народом, которые тогда начали практиковаться в России и которым преосвященный Владимир придавал особое значение.

В Великом Новгороде о святом Владимире осталась добрая память. В свою очередь и он до конца земной жизни хранил самые приятные воспоминания о своей деятельности в Новгороде.

19 января 1891 г. преосвященный Владимир был назначен Самарским епископом. Самарское служение составило особую эпоху в жизни и деятельности владыки Владимира. Она совпала со временем поражения Самары голодом и следовавшей за ним эпидемией холеры. В период этих тяжких народных бедствий святой Владимир проявил исключительную энергию и развил многостороннюю благотворительную деятельность. При посредстве учрежденного им особого епархиального комитета он организовал широкую помощь пострадавшим от голода, содействовал организации приходской взаимопомощи, рекомендовал устройство столовых и чайных для дешевого и даже бесплатного питания голодающих. Во всем этом он сам был не только организатором и руководителем духовенства, но и непосредственным деятелем. Такую же энергию и широкую инициативу проявил преосвященный Владимир и во время холеры. В устных наставлениях и разных популярных печатных изданиях он старался распространять в народе здравые и правильные понятия об этой эпидемии и рациональных средствах борьбы с нею. Он устраивал общественные моления об избавлении от страшного бедствия, причем сам участвовал в таких служениях. Наконец, он сам совершал на холерных кладбищах поминовение умерших и вообще безбоязненно показывался в местах, которые почитались опасными в отношении холеры.

Все это привлекало к молодому архипастырю общественные симпатии. Поэтому, когда 18 октября 1892 г. преосвященный Владимир был назначен экзархом Грузии с возведением в звание архиепископа Карталинского и Кахетинского, то самарское общество с редким единодушием выражало свое сожаление по поводу расставания с архипастырем. С другой стороны, назначение святого Владимира на столь ответственный пост было тесно связано с трудами подвижника в Самаре, которые сделали его заметным среди епископата.

Грузинским экзархатом святой Владимир управлял в течение пяти с небольшим лет. Особенное внимание он обращал здесь на духовное просвещение разноплеменного православного населения Кавказского края. Средствами для этого он, кроме устройства новых храмов и церковно-приходских школ, признавал усиленное проповедание христианского учения, к чему настойчиво призывал духовенство Грузинского экзархата не только словом, но также и делом. В памяти грузинского православного населения глубоко запечатлелась особенная энергия, которую проявлял архиепископ Владимир во время частых и продолжительных поездок по краю с неудобными путями сообщения. Эти поездки предпринимались ради посещения приходов и непосредственного ознакомления с нуждами грузинского духовенства и населения.

21 февраля 1898 г. высокопреосвященный Владимир был назначен митрополитом Московским и 28 марта вступил в управление епархией. В бытность свою митрополитом Московским святой Владимир обращал также особое внимание на усиление церковного учительства, которое он желал сделать, по возможности, вполне соответствующим запросам и требованиям своего времени. В таком его стремлении находят свое объяснение те мероприятия в области церковно-епархиальной жизни, в которых выразилась личная инициатива архипастыря. Он, например, был воодушевлен желанием внести истинное христианское нравственное учение в среду рабочих, которых революционеры пытались увлечь в область материалистического мировоззрения. Поэтому святитель сам время от времени являлся в собрания московских рабочих и обращался к ним со словом христианского наставления, разъяснения и руководства по таким вопросам социальной жизни, которые наиболее интересовали и волновали заводских тружеников. Для распространения в среде рабочих и вообще среди народа истинно христианского мировоззрения на социальный строй государственной жизни архипастырь сам печатал свои «Слова» и речи, равно как и переводил с иностранных языков лучшие литературные произведения по вопросам, касающимся социализма.

Но, не ограничиваясь этим, владыка Владимир желал, чтобы православно-христианское учение преподавалось народу, по возможности, непрерывно и постоянно. Для этого, при его непосредственном деятельном участии, был устроен в Москве обширный так называемый епархиальный дом, которому впоследствии было присвоено имя митрополита Владимира. Этот дом стал не только епархиально-административным, но и духовно-просветительским центром. В храме епархиального дома при ежедневном богослужении постоянно произносились проповеди, в большом зале велись богословские чтения, а также специальные чтения для рабочих, читались лекции, произносились речи научно-богословского и религиозно-философского содержания.

Высокопреосвященный Владимир управлял Московской епархией в течение 14 лет. Во все это время он, согласно своему положению, принимал деятельное участие в занятиях Святейшего Синода. Со временем, когда начал часто и подолгу болеть первенствующий член Синода Петроградский митрополит Антоний (Вадковский), святитель Владимир, как старший член Синода, должен был отдавать больше сил и внимания делу высшего церковного управления. Когда же 2 ноября 1912 г. владыка Антоний скончался, то на его место в Санкт-Петербург был переведен митрополит Владимир с присвоением ему звания и прав первенствующего члена Синода. Это произошло 23 ноября 1912 г., вскоре после чего митрополит Владимир вступил в управление Петроградской епархией.

Ровно три года продолжалось служение владыки Владимира на Санкт-Петербургской, с 1914 г. — Петроградской — кафедре. Ответственное и чрезвычайно трудное служение столичного архипастыря было сопряжено для митрополита Владимира с особенными неприятностями, огорчениями и заботами, которые обуславливались предреволюционными событиями того времени. Помимо всего прочего, архипастырю пришлось перенести в эти годы множество ожесточенных нападок со стороны крайне возбужденного общественного мнения. Не только в публичных собраниях, но и в периодической печати иногда раздавались громкие и сильные обвинения в адрес того, кто волею Провидения был поставлен во главе церковной иерархии и кто, как казалось одним, слишком много внимания уделял политической стороне своего высокого служения, а по убеждению других, был недостаточно смел и решителен в осуждении тех беспорядков и злоупотреблений, которые совершались тогда в церковно-общественной жизни государства.

Свойственные митрополиту Владимиру прямолинейность и твердость поведения вызывали против него сильное раздражение у многих, увлекшихся либерализмом и революционными лозунгами. К тому же на личной аудиенции у Императора Николая II высокопреосвященный Владимир изложил свое мнение о пагубном влиянии на судьбы страны деятельности Григория Распутина. В итоге владыка Владимир был переведен 23 ноября 1915 г. из столицы на Киевскую кафедру. При этом за святителем было сохранено звание первенствующего члена Синода и соединенные с этим званием права. О новом назначении святитель смиренно признался в близком кругу, что мог бы уйти на покой, но не хотел бы, чтобы такой шаг истолковали как обиду. Примечательно — и это заметил и сам подвижник, — что святитель Владимир явился на то время первым в истории Православной Церкви на Руси иерархом, который занимал все три столичные митрополичьи кафедры: Киевскую, Московскую и Петербургскую.

Накануне праздника Рождества Христова, 22 декабря 1915 г., митрополит Владимир приехал в Киев для официального вступления в управление своей новой епархией, с которой он был связан давними узами как питомец Киевской духовной академии. Киевская паства окружила своего нового первосвятителя искренним сочувствием, видя и ценя в нем опального и гонимого за правду архиерея. Митрополит Владимир на этот раз оставался в Киеве очень недолго. После праздника Богоявления Господня он поспешил 7 января 1916 г. выехать в Петроград для участия в заседаниях Синода. В Петрограде же он проводил большую часть всего последующего своего пребывания на Киевской митрополичьей кафедре. А с открытием Всероссийского Церковного Собора в августе 1917 г. владыка Владимир большей частью жил в Москве. Таким образом, из всего двухлетнего периода управления Киевской епархией митрополит Владимир провел в Киеве едва несколько месяцев.

Частое и продолжительное отсутствие митрополита в своем кафедральном городе настолько бросалось в глаза, что сама киевская паства начала открыто выражать желание, чтобы митрополит возвратился и оставался в Киеве. В откровенной беседе с близкими людьми архипастырь не скрывал своего тяжелого состояния духа, с каким он отправлялся в ноябре 1917 г. из Москвы в Киев. Страдальческая кончина архипастыря показала, что предчувствие его в этом случае, как и в других, не обманывало его...

Со времени государственного переворота в России, совершившегося в феврале-марте 1917г., положение митрополита Владимира как первенствующего члена Синода сделалось еще более трудным. Ему, убежденному стороннику строгой законности и непреклонному хранителю церковных канонов и традиций, суждено было встретиться лицом к лицу с непреодолимым стремлением ввести революционные начала в сферу церковных отношений. К тому же место представителя революционной государственной власти в Синоде после переворота занял человек, совершенно неподготовленный к принятому на себя положению. Вскоре обострившиеся отношения между Синодом и его обер-прокурором закончились грубым актом со стороны последнего, вошедшим в историю под названием «разгона Синода».

Возвратившись после удаления из Синода в Киев в апреле 1917 г., митрополит Владимир оставался в епархии почти безвыездно до самого отбытия в Москву на Всероссийский Церковный Собор в августе того же года. Но и в Киеве святитель не обрел покоя и отдыха. Подвижника ожидали сильные волнения и большие огорчения, явившиеся следствием нагнетания революционных настроений.

Еще до возвращения митрополита Владимира в Киев среди здешнего духовенства и отчасти мирского православного населения произошло скорбное разделение. В Киеве возник «Исполнительный комитет духовенства и мирян» с «комиссаром по духовным делам», который разъезжал по городу с портфелем в руках, производил обыски в монастырях с целью открыть там «контрреволюционную и погромную литературу», изымал секретные документы из архива Киевской духовной консистории.

Ознакомившись с ситуацией, митрополит Владимир сразу же занял по отношению к «Комитету» отрицательную позицию, однако, видя накал атмосферы среди паствы, не стал полностью отказываться от сотрудничества с новым учреждением и надеялся ввести церковную жизнь в законную колею с учетом новых исторических условий. Святитель разрешил «Комитету» подготовить созыв в Киеве 12 апреля 1917 г. епархиального съезда духовенства и мирян. Съезд, однако, превратился в политизированное собрание, которое попыталось присвоить себе все церковное управление. Был также поставлен вопрос о созыве в августе-месяце чрезвычайного епархиального съезда.

Стремясь оградить паству от увлечения революционными лозунгами, которое свидетельствовало не только о желании людей внести в церковную жизнь соответствующие времени изменения, но и о духовном оскудении, святитель Владимир обратился к клирикам и мирянам епархии с посланием.

«Многие, — писал святитель, — находят особенную заслугу в том, чтобы вселить в души наших людей такое либеральное отношение к вере и нравственности... Они говорят: всякий человек может судить о религиозных вопросах со своей точки зрения и свободно высказывать свои убеждения… Против свободы веры и совести никто не возражает. Но не нужно забывать, что христианская вера не есть человеческое измышление, а Божественные Глаголы, и не может она изменяться сообразно с человеческими понятиями… Мы, конечно, должны терпеть и несогласных с нами и даже явно заблуждающихся, относиться к ним снисходительно, но от заблуждений их должны отвращаться и с заблуждениями бороться и доказывать их несостоятельность…».

«К общему бедствию по всей земле русской, — отмечал также святой Владимир, — присоединяется еще наше местное… Я говорю о том настроении, которое появилось в Южной России и грозит нарушением церковного мира и единства. Для нас страшно даже слышать, когда говорят об отделении Южно-Русской Церкви… Среди угодников Киево-Печерской Лавры разве мы не видим пришедших сюда из различных мест Святой Руси? Разве православные Южной России не трудились по всем местам России как деятели церковные, ученые и на различных других поприщах?..». Истинный патриот своей Родины, святитель Владимир воспринимал Святую Русь как единое целое и искренне опасался, что за идеей провозглашения в Украине церковной автокефалии стоит не столько забота ее ревнителей о благе Церкви, сколько увлечение революцией. Заявляя о своем положительном отношении к строительству в Украине самостоятельной политической жизни, подвижник справедливо считал, что последнее не дает никому права на применение в церковном строительстве антиканонических средств.

Перед началом чрезвычайного епархиального съезда святитель Владимир предложил собравшимся совершить молитву. Однако среди организаторов съезда преобладали люди с революционным и националистическим настроем. И, как это ни кощунственно, вопрос о молитве был поставлен на голосование, а затем, что еще ужасней, провален. После этого изумленный митрополит покинул съезд. Уход архипастыря был истолкован как бегство и выражение невнимания к собравшимся. А тем временем владыка Владимир, возвратившись в свои покои в Киево-Печерской Лавре, почувствовал себя так плохо, что в течение нескольких часов пролежал недвижимым, причем производил на окружающих впечатление умершего или, во всяком случае, близкого к смерти.

Вскоре святитель выехал в Москву для участия во Всероссийском Православном Церковном Соборе. В октябре 1917 г. в Петрограде произошел большевистский переворот. Это событие автономное краевое правительство Украины — Центральная Рада — оценила негативно, но выразила надежду, что после окончания в России гражданской войны, вспыхнувшей между большевиками и их противниками, Украина сохранит с Россией связь в форме федерации. На этом фоне в Киеве активизировались те силы, которые, не имея широкой поддержки в регионах, стремились добиться установления в Украине автокефалии. В ноябре в Киеве был учрежден «Комитет по созыву Всеукраинского Православного Церковного Собора». Во главе этого органа стал бывший епископ Владимирский Алексий (Дородницын), проживавший на покое в Киево-Печерской Лавре. В состав комитета вошли некоторые представители киевского городского духовенства, принимавшие деятельное участие в прежде упоминавшемся «Исполнительном комитете». Как и упоминавшийся выше «Исполнительный Комитет», «Комитет по созыву» взял курс на захват церковной власти в Украине. Поднимался вопрос даже о том, чтобы не допустить возвращения святителя Владимира в Киев. Деятельность «Комитета по созыву» возмутила многих православных киевлян, и 24 ноября 1917 г. состоялось многолюдное собрание Союза приходских православных советов г. Киева, которое постановило всеми силами протестовать против самочинной антиканонической деятельности церковных революционеров.

Когда же святитель вернулся в Киев, деятели «Комитета по созыву», самочинно создавшие Всеукраинскую Церковную Раду, начали требовать, чтобы владыка Владимир немедленно покинул город, а затем сменили тактику и попытались склонить митрополита к неканоническому провозглашению автокефалии Православной Церкви в Украине. Ни в одном, ни в другом они ничего не добились. О душевном состоянии святителя Владимира в это время красноречиво свидетельствует рассказ очевидца, которому архипастырь сказал: «Я никого и ничего не боюсь. Я во всякое время готов отдать свою жизнь за Церковь Христову и за веру Православную, чтобы только не дать врагам Ее посмеяться над Нею. Я до конца буду страдать, чтобы сохранилось Православие в Руси там, где оно началось...».

8 января 1918 г., в день начала работы Всеукраинского Церковного Собора, святитель призвал собравшихся осознавать величайшую ответственность за судьбы Православия в Украине и избегать применения политических правил к решению насущных вопросов церковной жизни. Из-за конфликта большевиков с Центральной Радой и наступлением на Киев большевистских войск Собор вынужден был прервать свои заседания. Как и весь город, Лавра оказалась под обстрелом. Поверив в чьи-то слова о том, будто с лаврской колокольни по ним корректируют огонь, большевики усилили обстрел древней обители и причинили ей немало повреждений. Наконец, форсировав Днепр в районе монастыря, большевистские войска стали развивать отсюда наступление на центр города, а саму Лавру оккупировали. По обители прокатилась волна надругательств над святынями и грабежей.

Вечером 25 января через Экономические ворота Лавры вошли пять вооруженных людей. Прибыв в покои митрополита, они устроили здесь обыск, а затем, уверяя владыку Владимира, что ведут его «к коменданту», взяли его под конвой. Однако из грубых реплик непрошеных гостей святитель понял, что в действительности его собираются расстрелять. Простившись со своим келейником, одев белый клобук и панагию и накинув шубу, мученик Христов вышел с неизвестными на улицу. Подойдя к углу Великой церкви, солдаты закурили папиросы. Митрополит же, дойдя до главного входа в храм, остановился, обратился к церкви и совершил молитву. Возле Экономических ворот святитель снова остановился, обратился к иконе святителя Николая и, перекрестившись, поклонился.

Затем убийцы посадили митрополита на автомобиль и немного отъехали с ним к северу от Лавры. Здесь, в нескольких минутах ходьбы от Экономических ворот, на площадке между двумя рядами окружавших Лавру земляных крепостных валов, солдаты вывели святителя из машины. «Что, вы здесь меня хотите расстрелять?» — спросил владыка Владимир. «А что же, церемониться с тобой?» — ответили убийцы. Тогда, попросив немного времени для последней молитвы, святой Владимир воздел руки кверху и сказал: «Господи! Прости мои согрешения, вольные и невольные, и приими дух мой с миром». Потом он обеими руками крестообразно благословил своих убийц и сказал: «Господь вас благословляет и прощает». Когда митрополит еще не успел опустить рук, раздались три выстрела. Святитель упал. Тогда изверги подошли к мученику и в лежащего сделали еще несколько выстрелов, после чего зверски искололи тело страдальца штыками.

Тело мученически скончавшегося митрополита оставалось на месте убийства до самого утра. Об ужасном событии в Лавре узнали от проходивших мимо места расстрела владыки мирских людей. Получив разрешение большевиков, братия перенесла тело святителя в Лавру. При этом один из стоявших на месте убийства часовых гневно сказал: «Вы еще хоронить его будете? В ров его бросить, тут его закопать!.. Мощи из него сделаете!» Через несколько дней, 29 января 1918 г., тело святителя было погребено в Крестовоздвиженской церкви на Ближних пещерах, рядом с могилами предшественников митрополита на Киевской кафедре.

Вопрос о том, кто убийцы святителя Владимира, так и остался дискуссионным. Узнав об изуверской расправе с митрополитом, большевики заявили о своем намерении разыскать бандитов, которые прикрылись их именем.

По свидетельству одного из киевлян того времени, убийство святого Владимира произвело на жителей города гнетущее впечатление и заставило многих по-новому взглянуть на собственные увлечения революционными идеями. Вскоре после кончины владыки Владимира его тайные почитатели установили на месте убийства священномученика деревянный крест. Время от времени на кресте и вообще на месте кончины святого Владимира появлялись, преимущественно по ночам, неизвестно кем приносимые венки и живые цветы. По просьбе целых приходов здесь совершались панихиды. Все это говорило о том, что народная совесть, смущаемая чрезвычайным преступлением, требовала такого или иного увековечения мученической кончины святого исповедника веры. Идя навстречу желанию киевской паствы, киевское городское духовенство постановило устроить на месте мученической кончины митрополита Владимира часовню, но после окончательного прихода большевиков к власти она была снесена.

После того как в 1988 г. дважды закрывавшаяся большевиками Лавра была вновь возрождена, в ней установилось местное почитание священномученика Владимира. Весной 1991 г. на крепостном валу вблизи места кончины святителя был поставлен поклонный крест. В том же году состоялась общецерковная канонизация святого священномученика Владимира. А в ночь с 26 на 27 июня 1992 г. произошло обретение святых мощей Угодника Божия, которые затем были перенесены в Дальние пещеры Киево-Печерской Лавры. В память этого события, со времени которого ныне исполнилось 10 лет, установлено отдельное церковное празднование.

Воспоминания участников обретения мощей






 ВЛАДИМИР (Богоявленский), священномученик, митрополит Киевский и Галицкий

 
Киевская Русь
© Українська Православна Церква
Технічна підтримка Global Ukraine